Игра для души. Кирилл Сафронов — об СПбХЛ и жизни без хоккея

Кирилл САФРОНОВ — один из самых именитых хоккеистов чемпионата Санкт-Петербургской хоккейной лиги (СПбХЛ). За его плечами золотая молодежка-1999, сезоны в НХЛ, годы на ведущих ролях в СКА. Теперь же он самый результативный защитник команды «Авангард Северо-Запад», выступающей в элите непрофессионального хоккея города на Неве. Среди любителей Сафронов поддерживает форму не первый год, в беседе с корреспондентом Даниилом РАТНИКОВЫМ он сравнил новосозданный чемпионат СПбХЛ с Высшей хоккейной лигой, поразмышлял о жизни без хоккея и восхитился щелчками своего напарника по обороне.

— Кирилл, с удивлением обнаружил, что вы играли в СПбХЛ еще до завершения карьеры. Обычно профессиональные клубы подобное своим игрокам запрещают. Как у вас получилось?

— Профессиональные клубы действительно запрещают. Поэтому дело, скорее всего, происходило в межсезонье, когда я находился без контракта, — много воды утекло с тех пор, всех деталей уже не помню… Чтобы не простаивать, поддерживал форму в команде «Дельта». Там немало именитых ребят собралось: Максим Кузнецов, обладатель Кубка Стэнли в составе «Детройта», бывшие игроки СКА Марат Давыдов, Илья Горбушин, Дмитрий Ячанов, многие другие. Даже Дарюс Каспарайтис заявлялся, но не сыграл.

— В чемпионате СПбХЛ именитых игроков не меньше. Кто-то даже сравнивает его уровень с ВХЛ, второй в иерархии отечественного хоккея лигой.

— В СПбХЛ хоккей, бесспорно, очень качественный. В нашей команде есть ребята, чей уровень мастерства выше, чем у некоторых действующих игроков ВХЛ. Но, что касается скорости, быстроты принятия решений, силовой борьбы, «вышка», конечно, поинтереснее будет. Я завершил карьеру в 2015-м и по себе чувствую, что, не тренируясь каждый день, упускаю былую быстроту, резкость. Уже не получается делать те вещи, которые раньше давались легко, что, конечно, расстраивает. С возрастом в принципе быстрота теряется, даже на профессиональном уровне. Я же всегда добивался результата за счет работы. Таким талантом, как Александр Виноградов или Игорь Радулов, мои нынешние одноклубники, я не обладаю. Сбавил обороты тренировок, и для меня многое замедлилось. Тем не менее уровень чемпионата СПбХЛ, безусловно, приличный. Ключевое отличие от ВХЛ — силовая борьба.

— На любительском уровне она запрещена.

— А у профессионалов серьезно влияет на результат. Получается совершенно разный хоккей. Некоторые из тех, кто феерит в СПбХЛ, на профессиональном уровне ничего особенного не добились, потому что терялись в условиях жесткой силовой борьбы.

— Таких еще «фигуристами» называют.

— Называют по-разному. Бывает, парень в полном порядке на тренировке: и бросок есть, и обводка, и катание красивое. Но стоит выйти на официальный матч, где бьют сильно, больно и часто, — теряется. Это вопрос психологии: способен ли человек держать удар, как он реагирует на давление, жесткую игру в тело, провокации, попытки нанесения травмы. В СПбХЛ немало техничных ребят, которые не играли на профессиональном уровне. И, когда всматриваешься в их игру, становится понятно, почему.

— Зато в любителях можно для души поиграть: и силовых приемов нет, и особых рамок тактических…

— В нашей команде мы точно для души играем. Тактика простая — тотальный хоккей: пятеро в атаке, пятеро в обороне. И тренер у нас играющий… Это известный питерский специалист Валерий Афанасьев, который принимал участие в воспитании таких игроков, как Андрей Алтыбармакян, Николай Кныжов, Александр Алексеев, и многих других ребят, играющих ныне на высшем уровне. Бывшие профессионалы понимают, что нужно делать на льду. Платить зарплату игрокам у нас нет возможности. Так что играем действительно в удовольствие. У нас отличная атмосфера в раздевалке, неплохие результаты.

— Скромно вы характеризуете чемпионство в дивизионе «Премьер», который был предшественником чемпионата СПбХЛ.

— Действительно, этой весной мы стали обладателем Кубка «Банка РОССИЯ». Выступали как «Красная звезда», а после того как летом наш клуб вошел в структуру омского «Авангарда», сменили название. Любопытно, что в какой-то момент чемпионата мы были вне зоны плей-офф, но концовку провели ударно. На ее волне одолели в полуфинале «Компрессор», где играют Максим Сушинский, Алексей Кознев, знаковые для Петербурга хоккеисты, а в финале, действуя от обороны, неожиданно обыграли фаворита турнира команду «Банк РОССИЯ». Казалось бы, непрофессиональный спорт, но матчи были настолько упорными и энергозатратными, что после финала подумал закончить карьеру в любительском хоккее. Думал: «Буду спокойно для себя тренироваться, и все».

— Что случилось?

— Много молодых ребят в лиге. Мы играли в две пары защитников, и выходить приходилось через смену. Молодежь летела, задиралась, приходилось на все сто выкладываться. После игры — хоть выжимай форму. Молодые пацаны на эмоциях еще и в драку лезут. Ну а мы, ветераны, уже давно всем все доказали, играем в свое удовольствие на мастерстве.

Смогли бы совсем отдалиться от хоккея, как думаете?

— Я, бывает, делаю паузу в месяц, хожу на тренировки по боксу пару раз в неделю. Кардионагрузка необходима после стольких лет в профессиональном спорте. Бегаю в парке по пять километров. Но затем обратно тянет на лед. Профессиональный спорт сложно чем-то заменить. Атмосфера в раздевалке, общение с парнями. Даже играя сейчас раз в неделю, чувствуешь себя частью команды, одного коллектива. Спорт часто делает человека успешным: воспитывает дисциплину, целеустремленность, четкость в принятии решений, характер. Хоккей — это драйв, адреналин, кайф: кто не играл, тому не понять. Вышел на лед, побегал, пообщался с ребятами, зарядился энергией, и жизнь другими красками блестит.

— Если пофантазировать, какая интересная альтернатива способна вытеснить хоккей из вашей жизни?

— Учеба и другие виды спорта. Мне нравится теннис, стараюсь играть раз в неделю. Беру тренера чтобы подтянуть технические элементы. В учебе стараюсь повысить свою компетенцию в сфере спортивного менеджмента, слушаю соответствующие курсы, семинары. В клубе «Авангард Северо-Запад» мы выстраиваем систему обучения начиная со спортивных классов до поступления в колледж и университет. Это все очень увлекательно. Но я все равно не представляю, что совсем брошу хоккей. Летом, конечно, проскакивали такие мысли, но после пары недель тренировок понял, что опять хочу играть. Тем более коллектив у нас собрался дружный и боевой. Чемпионат СПбХЛ серьезно поднял планку любительского хоккея: ведутся видеотрансляции, работают комментаторы, судьи хорошие, спортивная интрига высокая. К тому же у нашей команды произошел ребрендинг, что тоже мотивирует. И вот уже половина чемпионата позади…

— Раньше в любительском хоккее бывало, когда какой-нибудь высокопоставленный игрок, задавая вопрос: «Да ты знаешь, кто я такой?», мог засадить клюшкой сопернику или судье в лоб. Сейчас эти «пережитки 1990-х» актуальны на льду?

— К счастью, я с подобным никогда не сталкивался, только в прессе читал. Это делали люди, никогда профессионально не игравшие в хоккей. В моем понимании, чем выше уровень игрока, тем корректнее он себя ведет на льду и вне его, потому что развит не только физически, но интеллектуально. А бить кого-то по голове клюшкой — это показатель уровня развития… Хоккеистам с именем здесь нечего доказывать. Это молодые могут закуситься, что для хоккея нормально: на эмоциях, бывает, играют «в тело», лезут в стычки. Хоккей — игра эмоций. Но в целом все очень корректно.

Kапитан «Авангарда Северо-Запад» Александр Виноградов в ­1990-х был знаковым игроком СКА. В клубе он не работает, а как оказался в команде?

— С ним давно и хорошо общается Валерий Афанасьев, президент нашего клуба. Я знаю Александра Львовича с 1997 года, когда 16-летним мальчишкой меня Борис Михайлов стал подпускать к основе СКА. Виноградов как раз вернулся из Швеции, уже сыграл на Олимпиаде, где вошел в число лучших бомбардиров сборной России, в СКА вышел на ведущие позиции. Вместе мы недолго поиграли: я уехал в Америку, он во Францию, так что заново начали общаться только в «Красной звезде».

— И уже не первый год одноклубники…

— Виноградов — уникальный, конечно, хоккеист. Несколько дней назад в честь дня рождения СКА, 22 декабря, в Ледовом сыграли команды «Ленинград» и «Петербург». Обычно я всегда выходил с Виноградовым в одной команде, а тут нас разделили, и после нескольких смен я понял, сколько проблем он способен доставить. Резкий, маневренный, быстрый, юркий, мастеровитый. Сейчас ему 51 год, однако его физическая форма позволяет находиться в числе лучших бомбардиров лиги, в которой полно 20-летних ребят.

— Еще с вами играет Андрей Кутейкин — защитник с уникальным щелчком, в КХЛ умудрявшийся забрасывать из своей зоны…

— Он и в СПбХЛ по три-четыре раза за матч бросает из своей зоны. Пока не забросил, кстати… Вратари, видимо, здесь лучше готовятся к противостоянию с ним. У Андрея своеобразная техника щелчка. Такое в детстве закладывается, в зависимости от того, какие мышцы лучше развиты. Не каждый профессионал сможет повторить. Щелчок сам по себе мощнейший, так еще и шайба летит по непредсказуемой траектории. Поиграв рядом с ним, я понял, почему вратари не справлялись с такими бросками.

— Как Андрей появился в вашей команде? Он ведь еще год назад за «Спартак» в КХЛ выступал.

— Его Игорь Радулов привел, они дружат. Андрея звали клубы КХЛ, но предложения не устроили. В нашей команде он поддерживает форму. Очки почти в каждом матче набирает. В первой игре сезона с «Флагманом» Радулов накатил ему из-за ворот, он с ходу ка-а-ак щелкнет — у голкипера Саши Полукеева фляга с водой, лежавшая на сетке ворот, под своды Таврического катка унеслась. Кадр для фотографа!

— Судьи не говорят: «Андрей Васильевич, здесь любительский уровень, уймитесь!»?

— Наоборот — всем интересно посмотреть на этот уникальный бросок.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 246 (7083) от 30.12.2021 под заголовком «Хоккей для души».

Комментарии:

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.